Три поросенка: символика в сказке + картинки со свинками

Три поросенка – очень психологичная сказка, о том, как бороться с внутренними демонами, не прожигать свою жизнь и о том, как стать сильным и счастливым поросенком человеком. Зову вас под кат, если вы не прочь почитать о том, почему  русский перевод сказки ужасен, почему первый поросенок был повесой, а второй трусом, как третий поросенок достиг дзена, почему вредно много работать, как волк убил себя сам, ну и о некоторых других подробностях сказки «Три поросенка»


Потерянная мама-свинка

Известный русским детишкам пересказ Сергея Михалкова  существенно отличается от оригинальной английской сказки «История про маленьких поросят» (можете почитать). Взять хотя бы начало: «Жила-была на свете старая свинья с тремя поросятами. Сама она уже не могла прокормить своих поросят и послала их искать по свету счастья». Упс. В нашем варианте никакой мамы-поросенка не было. Поросятки уже были зрелыми подростками, вылетевшими из своего свинарника во взрослую самостоятельную жизнь. Не совсем верно было убирать мамочку, потому что она – достаточно сильный сказочный символ:

«свинья издавна воспринималась как символ плодородия - это священное животное Исиды в Египте, богини земледелия Цереры в Греции и Деметры в Риме. Среди американских индейцев свинья воспринимается как подательница дождя, который оплодотворяет землю. У кельтов свинья была связана одновременно с богиней-свиноматкой Керидвен, «Белой старухой», и лунарной богиней плодородия Феа; и она вскармливала богов» (с)

(Luli Bunny)

В английском варианте мама-поросенок стала старенькой и не смогла кормить своих трех детенышей. Она послала своих поросят к человеку – попросить то, из чего можно построить дом. (если помните, человека в нашей сказке тоже не было).  Получается, что уход от свинки для поросят символизирует начало самостоятельной жизни, обретение своего собственного Я. В конце концов, поросятки были близнецами, но они не стали жить вместе – каждый пошел своим путем познания окружающего мира и победы над своим внутренним волком (почему внутренним – немного позже).

(???)

Три, три, три

Кстати, почему их было только трое?

(By_Jozef_Szekeres)

«три, третий - одно из самых положительных чисел-эмблем в символике, религиозной мысли, мифологии и фольклоре. Квалифицируется как совершенное число, которому присвоено слово «всё».  Вы, должно быть, заметили, как часто в сказках упоминается число 3? «Было у отца три сына», «ехал три дня и три ночи», «три раза плюнуть». "Три раза хлопнуть в ладоши», «три раза повернуться вокруг своей оси», «три раза что-то произнести».  Что существенно, с троичностью в сказках закладывался постоянный алгоритм действий — не пройдя двух, не возьмешь третье. То есть ничего создать/понять без соединения трех составляющих невозможно. Поэтому и нужно пройти все препятствия»

Первый поросенок строит дом из соломы и сразу же съедается волком, второй строит дом из хвороста. Участь та же самая. Везет только третьему поросенку. Он строит дом из камня. Кроме того, все попытки волка его обмануть не увенчиваются успехом. Третий поросенок, как и положено третьему в сказках, оказывается самым умным. Он и волка обманывает и братцев вызволяет.

(Скотт Густафсон)

Злой и страшный серый волк

И в оригинале, и в нашей интерпретации врагом поросят выступает волк.

«Волк - в целом образ волка связывается с символикой войны, Он являлся животным, посвященным богу войны Марсу, олицетворял воинскую доблесть у римлян и египтян. Волки были спутниками скандинавского бога Одина, наделявшегося функцией военного вождя. В то же время в рамках большинства архаических скотоводческих культур волк — это образ врага. Так, например, в Библии он выступает олицетворением хищности и злобы; волк — это злейший враг пастыря, похититель овец (то есть людей как паствы), воины «как от волков» защищают от врагов народ. Негативный аспект образа проявляется и в том, что волк чаще других животных выступает в качестве оборотня на юге и западе Евразии. В средневековой европейской культуре он олицетворяет злобу, жадность, похоть

.» (с)

(Katherine Pigott ???)

Итак, волчок - образ врага и символ негативных эмоций. В частности и злости, по-видимому, тоже. Темная и страшная сила приходит из первобытного леса и пытается тебя сожрать. В отсутствии энергии созидания внутри, как страшный противник, растет энергия разрушения. От нее надо спрятаться, построив внутреннюю защиту, дом-хижину. И трое поросят упорно пытаются это сделать. Значит хворост, солома и кирпич – способы достижения внутреннего дзена.

Трус, балбес и умный поросенок

Смотрю энциклопедию символов:

«Солома - основные значения:  пустота,   бесплодие,  слабость,  бесполезность,  легкость, мимолетность.
Хворост - основные значения: угнетение, опасность, страх, жертвенность (хворост подбрасывают в костер).
Камень – основные значения: внутренняя, надежная, защищающая и дающая уверенность система убеждений.
»

(с)

(???)

Если так, то получается, что первый поросенок старлся не замечать темного леса вокруг и его внутренний домик был легкий и воздушный, но такой непрочный. Можно с сказать, поросята с соломенными домиками живут одним днем, забывая о своей безопасности. Второй поросенок был, наоборот, чересчур депрессивным и трусливым, предпочитал жалеть себя и прятаться от опасностей. В результате  и он был съеден. Третий поросенок был уверен в себе, не давал повода усомниться в своей силе и не показывал своих слабостей – он выжил.

“- Что ты строишь? - в один голос закричали удивленные Ниф-Ниф и Нуф-Нуф. - Что это, дом для поросенка или крепость?  - Дом поросенка должен быть крепостью! - спокойно ответил им Наф-Наф, продолжая работать.”

Искушение поросенка

Если с двумя домиками из соломы и хвороста волк расправился на раз-два, то каменные станы третьего поросенка не дались ему. В английской сказке есть момент искушения, который Сергей Михалков решил почему-то убрать: волк выманивает поросёнка из дома, говоря, что в огороде поспела сладкая репа. Поросенок не соблазнился. Потом волк пытается соблазнить умную свинку  тем, что в саду уже красны яблоки.  Поросёнок лезет на дерево за яблоками, а когда появляется волк, то бросает ему яблоко, и пока тот приходит в себя, убегает в домик. Наконец, третье испытание (заметьте, опять фигурирует цифра три) – волк  отправляет на рынок за маслобойкой, но хрюшка снова успевает убежать от серого зверя.

(dibujos increibles)

Что означают эти испытания? Тут все просто. Волк пытается сломить поросенка. Но вот как? Сложнее всего с символом репа – в одних источниках сказано, что это источник богатства (репа выросла – будет и обед). В других, что репа – символ колебания между добром и злом (Верхняя ее часть находится на свету (в мире людей), а нижняя – в земле (Царстве Мертвых)). С яблоками проще – это общеизвестный символ сексуального искушения. Наконец, маслобойка – трудолюбие, но так как это то, чем Волк пытался сломить поросенка, значит символ чрезмерного трудоголизма, когда за работой и наживой, человек теряет свое собственное Я и перестает жить полной жизнью.

(???)

Победа над внутренним волком

Как был побежден был волк? Он свалился из трубы в котел кипящей воды. Так что в сказке есть еще один символ: кипящая вода – ссора, бурные эмоции, агрессия. «закипеть от возмущения», «кипеть негодованием», «закипать» - сердиться, ругаться, раздражаться…. Вот что губит гневных людей - они сами.

(???)

О чем сказка? Да, наверное, о  возможности подавить внутреннюю агрессию-злобу, укротить ее, построив внутри себя каменное жилище – без страха, без неоправданного риска, без трусости и опрометчивости.  Посыл прост: вкладывайте в свое будущее кирпичик за кирпичиком, не бойтесь и не прожигайте свою жизнь понапрасну. А самое главное, злость, ссоры, агрессия – это тот самый волк, который есть в каждом поросенке, но то, как мы с ним боремся, определяет, будет ли поросенок съеден или останется счастливо жить в своем доме-крепости.

The end. А теперь картинки:

(из мультика)

(Scott Gustafson)

(???)

(???)

(???)

(из игрушки)

(on deviantART)

(там же)

(???)

(Joey Chou)

(by_argot_ma)

(by_fragilewhispers)

(by_bradwright)

(by_maitaboris)

(by_noodlekiddo)

(by_SquidPig)

(by_moo)

(by-Gabriel-Herrera )

(???)

(???)

(http://redhood-true.livejournal.com/by_camartin)

(by_yaguete) 

источник размышлений

 

redhood-true.livejournal.com

Иллюстрации к сказке «Три поросенка» - Михалков С.В.

Текст сказки «Три поросенка».
Иллюстратор Констанстин Ротов.
Автор Сергей Михалков.
Страна Россия.
Год издания 1978.
Издательство Детская литература.

Иллюстрации к сказке «Три поросенка» — Михалков С.В.

Иллюстрации к сказке «Три поросенка» — Михалков С.В.

Иллюстрации к сказке «Три поросенка» — Михалков С.В.

Иллюстрации к сказке «Три поросенка» — Михалков С.В.

Иллюстрации к сказке «Три поросенка» — Михалков С.В.

Иллюстрации к сказке «Три поросенка» — Михалков С.В.

Иллюстрации к сказке «Три поросенка» — Михалков С.В.

Иллюстрации к сказке «Три поросенка» — Михалков С.В.

Иллюстрации к сказке «Три поросенка» — Михалков С.В.

Иллюстрации к сказке «Три поросенка» — Михалков С.В.

Иллюстрации к сказке «Три поросенка» — Михалков С.В.

Иллюстрации к сказке «Три поросенка» — Михалков С.В.

Иллюстрации к сказке «Три поросенка» — Михалков С.В.

Иллюстрации к сказке «Три поросенка» — Михалков С.В.

Иллюстрации к сказке «Три поросенка» — Михалков С.В.

Иллюстрации к сказке «Три поросенка» — Михалков С.В.

Иллюстрации к сказке «Три поросенка» — Михалков С.В.

Иллюстрации к сказке «Три поросенка» — Михалков С.В.

Иллюстрации к сказке «Три поросенка» — Михалков С.В.

Иллюстрации к сказке «Три поросенка» — Михалков С.В.

Иллюстрации к сказке «Три поросенка» — Михалков С.В.

Иллюстрации к сказке «Три поросенка» — Михалков С.В.

Иллюстрации к сказке «Три поросенка» — Михалков С.В.

Иллюстрации к сказке «Три поросенка» — Михалков С.В.

Иллюстрации к сказке «Три поросенка» — Михалков С.В.

Иллюстрации к сказке «Три поросенка» — Михалков С.В.

Иллюстрации к сказке «Три поросенка» — Михалков С.В.

Иллюстрации к сказке «Три поросенка» — Михалков С.В.

Иллюстрации к сказке «Три поросенка» — Михалков С.В.

hobbitaniya.ru

Три поросенка - Сказки Михалкова: читать с картинками, иллюстрациями

Страница 1 из 3

Три поросенка (сказка)


Жили-были на свете три поросенка. Три брата.
Все одинакового роста, кругленькие, розовые, с одинаковыми веселыми хвостиками. Даже имена у них были похожи. Звали поросят: Ниф-Ниф, Нуф-Нуф и Наф-Наф.

Все лето они кувыркались в зеленой траве, грелись на солнышке, нежились в лужах.
Но вот наступила осень.
Солнце уже не так сильно припекало, серые облака тянулись над пожелтевшим лесом.

три поросенка Ниф-Ниф, Нуф-Нуф и Наф-Наф

— Пора нам подумать о зиме, — сказал как-то Наф-Наф своим братьям, проснувшись рано утром. — Я весь дрожу от холода. Мы можем простудиться. Давайте построим дом и будем зимовать вместе под одной теплой крышей.
Но его братьям не хотелось браться за работу. Гораздо приятнее в последние теплые дни гулять и прыгать по лугу, чем рыть землю и таскать тяжелые камни.
— Успеется! До зимы еще далеко. Мы еще погуляем, — сказал Ниф-Ниф и перекувырнулся через голову.
— Когда нужно будет, я сам построю себе дом, — сказал Нуф-Нуф и лег в лужу.
— Я тоже, — добавил Ниф-Ниф.
— Ну, как хотите. Тогда я буду один строить себе дом, — сказал Наф-Наф. — Я не буду вас дожидаться.
С каждым днем становилось все холоднее и холоднее. Но Ниф-Ниф и Нуф-Нуф не торопились. Им и думать не хотелось о работе. Они бездельничали с утра до вечера. Они только и делали, что играли в свои поросячьи игры, прыгали и кувыркались.
— Сегодня мы еще погуляем, — говорили они, — а завтра с утра возьмемся за дело.
Но и на следующий день они говорили то же самое.
И только тогда, когда большая лужа у дороги стала по утрам покрываться тоненькой корочкой льда, ленивые братья взялись наконец за работу.

Ниф-Ниф решил, что проще и скорее всего смастерить дом из соломы. Ни с кем не посоветовавшись, он так и сделал. Уже к вечеру его хижина была готова.
Ниф-Ниф положил на крышу последнюю соломинку и, очень довольный своим домиком, весело запел:
Хоть полсвета обойдешь,
Обойдешь, обойдешь,
Лучше дома не найдешь,
Не найдешь, не найдешь!
Напевая эту песенку, он направился к Нуф-Нуфу.
Нуф-Нуф невдалеке тоже строил себе домик. Он старался скорее покончить с этим скучным и неинтересным делом. Сначала, так же как и брат, он хотел построить себе дом из соломы. Но потом решил, что в таком доме зимой будет очень холодно. Дом будет прочнее и теплее, если его построить из веток и тонких прутьев.
Так он и сделал.

Нуф-Нуф сделал домик из веток

Он вбил в землю колья, переплел их прутьями, на крышу навалил сухих листьев, и к вечеру дом был готов.
Нуф-Нуф с гордостью обошел его несколько раз кругом и запел:
У меня хороший дом,
Новый дом, прочный дом,
Мне не страшен дождь и гром,
Дождь и гром, дождь и гром!
Не успел он закончить песенку, как из-за куста выбежал Ниф-Ниф.
— Ну, вот и твой дом готов! — сказал Ниф-Ниф брату. — Я говорил, что мы быстро справимся с этим делом! Теперь мы свободны и можем делать все, что нам вздумается!
— Пойдем к Наф-Нафу и посмотрим, какой он себе выстроил дом! — сказал Нуф-Нуф. — Что-то мы его давно не видели!
— Пойдем посмотрим! — согласился Ниф-Ниф.

И оба брата, очень довольные тем, что им ни о чем больше не нужно заботиться, скрылись за кустами.
Наф-Наф вот уже несколько дней был занят постройкой. Он натаскал камней, намесил глины и теперь не спеша строил себе надежный, прочный дом, в котором можно было бы укрыться от ветра, дождя и мороза.
Он сделал в доме тяжелую дубовую дверь с засовом, чтобы волк из соседнего леса не мог к нему забраться.
Ниф-Ниф и Нуф-Нуф застали брата за работой.

Наф-Наф строит каменный домик

— Что ты строишь? — в один голос закричали удивленные Ниф-Ниф и Нуф-Нуф. — Что это, дом для поросенка или крепость?
— Дом поросенка должен быть крепостью! — спокойно ответил им Наф-Наф, продолжая работать.
— Не собираешься ли ты с кем-нибудь воевать? — весело прохрюкал Ниф-Ниф и подмигнул Нуф-Нуфу.
И оба брата так развеселились, что их визг и хрюканье разнеслись далеко по лужайке.
А Наф-Наф как ни в чем не бывало продолжал класть каменную стену своего дома, мурлыча себе под нос песенку:
Я, конечно, всех умней,
Всех умней, всех умней!
Дом я строю из камней,
Из камней, из камней!
Никакой на свете зверь,
Хитрый зверь, страшный зверь,
Не ворвется в эту дверь,
В эту дверь, в эту дверь!
— Это он про какого зверя? — спросил Ниф-Ниф у Нуф-Нуфа.
— Это ты про какого зверя? — спросил Нуф-Нуф у Наф-Нафа.
— Это я про волка! — ответил Наф-Наф и уложил еще один камень.
— Посмотрите, как он боится волка! — сказал Ниф-Ниф.
— Он боится, что его съедят! — добавил Нуф-Нуф.
И братья еще больше развеселились.
— Какие здесь могут быть волки? — сказал Ниф-Ниф.
— Никаких волков нет! Он просто трус! — добавил Нуф-Нуф.
И оба они начали приплясывать и петь:
Нам не страшен серый волк,
Серый волк, серый волк!
Где ты ходишь, глупый волк,
Старый волк, страшный волк?

skazki.dy9.ru

Три поросёнка: kid_book_museum

Три поросенка. Перевод и обработка С.Михалкова. М. 1938.

Т.к. желание показать масштаб этих маленьких книжек было огромным, то пришлось пожертвовать собственной рукой:




Анонсирование этой книжки-малышки из моей коллекции сподвигло меня на небольшое исследование)


Художник в библиографических данных не указан, но если хоть чуть-чуть задуматься над этим вопросом, то видна рука мирового империализма Уолта Диснея.
По крайней мере такой волк не оставляет у меня никаких сомнений в авторстве.
Обсудив проблемы борьбы с космополитизмом и авторским правом, захотелось этот вопрос уточнить.
Поиск картинок из м/ф Диснея "Три поросенка" оказался (м.б. для меня) не столь простым.
Зато я узнала много интересного.
Так "Три поросенка" появились в 1933 году и были первым цветным мультфильмом Диснея.
Успех фильма принес автору Оскара.
Фильм популярен до сих пор http://www.world-art.ru/news.php?id=1665
И вот картинка из фильма, присмотримся для дальнейшего сравнения с книжкой:

Могли ли в 1938 году в СССР использовать эти картинки?
Оказывается, у нас фильм был очень популярен:

"...Наконец, в 1932 году сериал "Глупые мелодии" завоевал для студии первого "Оскара" за лучший рисованный фильм.
Знакомство России с Диснеем началось за два года до этого знаменательного события. В 1930 году советский зритель увидел "Пляску скелетов" из "Глупых мелодий". А в 1933 в Советах появилась пластинка с записью мелодии из мультфильма "Три поросенка", к которой позже Василий Лебедев-Кумач придумает русский текст. Так появился известнейший советский детский хит "Нам не страшен серый волк". В том же 1933 году в СССР прошел первый фестиваль американской мультипликации.
Мультфильмы "Три поросенка", "Странные пингвины" и "Микки-дирижер" не только получили премию, но и вышли в прокат в 1935 году. Правда, с одним на всех прокатным удостоверением, которое каким-то образом оказалось продлено до 1940 года. Вероятно, по личной протекции Сталина, очень любившего смотреть фильмы Диснея." (Мария Свешникова. Дисней для Сталина.)

Рекомендую посмотреть всю статью: http://old.strana.ru/stories/03/04/17/3319/316362.html
Хотя утверждение автора о том, что мы не смотрели мультфильмы Диснея до конца 1980х для Петербурга (Ленинграда) не верно. Мы смотрели. По крайней мере, в конце 70-х - начале 80-х, как и другое редкое кино, мультфильмы Диснея в Ленинграде можно было посмотреть в ДК им.Кирова, который назывался кинематографом:) Именно там я смотрела и "Трех поросят", и м/ф про Красную Шапочку.

Так что, как я полагаю, рисунки, хотя и в обработке, восходят к мультфильму Диснея.
Текст песенки в книжке, по информации выше, В.Лебедева-Кумача.
И, наконец, сама книжка:


П.с. кстати, обратите внимание, на рис.1 надпись на бочке: волкоупорная краска :))))

upd: а вот и тот мультфильм

kid-book-museum.livejournal.com

Сказка Три поросёнка - читать онлайн

Жили-были на свете три поросёнка. Три брата.

Все одинакового роста, кругленькие, розовые, с одинаковыми веселыми хвостиками. Даже имена у них были похожи. Звали поросят: Ниф-Ниф, Нуф-Нуф и Наф-Наф.

Все лето они кувыркались в зеленой траве, грелись на солнышке, нежились в лужах.

Но вот наступила осень.

Солнце уже не так сильно припекало, серые облака тянулись над пожелтевшим лесом.

— Пора нам подумать о зиме, — сказал как-то Наф-Наф своим братьям, проснувшись рано утром. — Я весь дрожу от холода. Мы можем простудиться. Давайте построим дом и будем зимовать вместе под одной теплой крышей.

Но его братьям не хотелось браться за работу. Гораздо приятнее в последние теплые дни гулять и прыгать по лугу, чем рыть землю и таскать тяжелые камни.

— Успеется! До зимы еще далеко. Мы еще погуляем, — сказал Ниф-Ниф и перекувырнулся через голову.

— Когда нужно будет, я сам построю себе дом, — сказал Нуф-Нуф и лег в лужу.

— Я тоже, — добавил Ниф-Ниф.

— Ну, как хотите. Тогда я буду один строить себе дом, — сказал Наф-Наф. — Я не буду вас дожидаться.

С каждым днем становилось все холоднее и холоднее. Но Ниф-Ниф и Нуф-Нуф не торопились. Им и думать не хотелось о работе. Они бездельничали с утра до вечера. Они только и делали, что играли в свои поросячьи игры, прыгали и кувыркались.

— Сегодня мы еще погуляем, — говорили они, — а завтра с утра возьмемся за дело.

Но и на следующий день они говорили то же самое.
И только тогда, когда большая лужа у дороги стала по утрам покрываться тоненькой корочкой льда, ленивые братья взялись наконец за работу.

Ниф-Ниф решил, что проще и скорее всего смастерить дом из соломы. Ни с кем не посоветовавшись, он так и сделал. Уже к вечеру его хижина была готова.

Ниф-Ниф положил на крышу последнюю соломинку и, очень довольный своим домиком, весело запел:

Хоть полсвета обойдешь,
Обойдешь, обойдешь,
Лучше дома не найдешь,
Не найдешь, не найдешь!

Напевая эту песенку, он направился к Нуф-Нуфу.

Нуф-Нуф невдалеке тоже строил себе домик. Он старался скорее покончить с этим скучным и неинтересным делом. Сначала, так же как и брат, он хотел построить себе дом из соломы. Но потом решил, что в таком доме зимой будет очень холодно. Дом будет прочнее и теплее, если его построить из веток и тонких прутьев.

Так он и сделал.
Он вбил в землю колья, переплел их прутьями, на крышу навалил сухих листьев, и к вечеру дом был готов.

Нуф-Нуф с гордостью обошел его несколько раз кругом и запел:

У меня хороший дом,
Новый дом, прочный дом,
Мне не страшен дождь и гром,
Дождь и гром, дождь и гром!

Не успел он закончить песенку, как из-за куста выбежал Ниф-Ниф.

— Ну, вот и твой дом готов! — сказал Ниф-Ниф брату. — Я говорил, что мы быстро справимся с этим делом! Теперь мы свободны и можем делать все, что нам вздумается!

— Пойдем к Наф-Нафу и посмотрим, какой он себе выстроил дом! — сказал Нуф-Нуф. — Что-то мы его давно не видели!

— Пойдем посмотрим! — согласился Ниф-Ниф.

И оба брата, очень довольные тем, что им ни о чем больше не нужно заботиться, скрылись за кустами.

Наф-Наф вот уже несколько дней был занят постройкой. Он натаскал камней, намесил глины и теперь не спеша строил себе надежный, прочный дом, в котором можно было бы укрыться от ветра, дождя и мороза.

Он сделал в доме тяжелую дубовую дверь с засовом, чтобы волк из соседнего леса не мог к нему забраться.

Ниф-Ниф и Нуф-Нуф застали брата за работой.

— Что ты строишь? — в один голос закричали удивленные Ниф-Ниф и Нуф-Нуф.

— Что это, дом для поросенка или крепость?

— Дом поросенка должен быть крепостью! — спокойно ответил им Наф-Наф, продолжая работать.

— Не собираешься ли ты с кем-нибудь воевать? — весело прохрюкал Ниф-Ниф и подмигнул Нуф-Нуфу.

И оба брата так развеселились, что их визг и хрюканье разнеслись далеко по лужайке.

А Наф-Наф как ни в чем не бывало продолжал класть каменную стену своего дома, мурлыча себе под нос песенку

Я, конечно, всех умней,
Всех умней, всех умней!
Дом я строю из камней,
Из камней, из камней!
Никакой на свете зверь,
Хитрый зверь, страшный зверь,
Не ворвется в эту дверь,
В эту дверь, в эту дверь!

— Это он про какого зверя? — спросил Ниф-Ниф у Нуф-Нуфа.

— Это ты про какого зверя? — спросил Нуф-Нуф у Наф-Нафа.

— Это я про волка! — ответил Наф-Наф и уложил еще один камень.

— Посмотрите, как он боится волка! — сказал Ниф-Ниф.

— Он боится, что его съедят! — добавил Нуф-Нуф.

И братья еще больше развеселились.

— Какие здесь могут быть волки? — сказал Ниф-Ниф.

— Никаких волков нет! Он просто трус! — добавил Нуф-Нуф.

И оба они начали приплясывать и петь:

Нам не страшен серый волк,
Серый волк, серый волк!
Где ты ходишь, глупый волк,
Старый волк, страшный волк?

Они хотели подразнить Наф-Нафа, но тот даже не обернулся.

— Пойдем, Нуф-Нуф, — сказал тогда Ниф-Ниф. — Нам тут нечего делать!

И два храбрых братца пошли гулять. По дороге они пели и плясали, а когда вошли в лес, то так расшумелись, что разбудили волка, который спал под сосной.

— Что за шум? — недовольно проворчал злой и голодный волк и поскакал к тому месту, откуда доносились визг и хрюканье двух маленьких, глупых поросят.

— Ну какие тут могут быть волки! — говорил в это время Ниф-Ниф, который волков видел только на картинках.

— Вот мы его схватим за нос, будет знать! — добавил Нуф-Нуф, который тоже никогда не видел живого волка.

И братья опять развеселились и запели:

Нам не страшен серый волк,
Серый волк, серый волк!
Где ты ходишь, глупый волк,
Старый волк, страшный волк?
И вдруг они увидели настоящего живого волка!

Он стоял за большим деревом, и у него был такой страшный вид, такие злые глаза и такая зубастая пасть, что у Ниф-Нифа и Нуф-Нуфа по спинкам пробежал холодок и тонкие хвостики мелко-мелко задрожали. Бедные поросята не могли даже пошевельнуться от страха.

Волк приготовился к прыжку, щелкнул зубами, моргнул правым глазом, но поросята вдруг опомнились и, визжа на весь лес, бросились наутек. Никогда еще не приходилось им так быстро бегать! Сверкая пятками и поднимая тучи пыли, поросята неслись каждый к своему дому.

Ниф-Ниф первый добежал до своей соломенной хижины и едва успел захлопнуть дверь перед самым носом волка.

— Сейчас же отопри дверь! — прорычал волк. — А не то я ее выломаю!

— Нет, — прохрюкал Ниф-Ниф, — я не отопру!

За дверью было слышно дыхание страшного зверя.

— Сейчас же отопри дверь! — прорычал опять волк. — А не то я так дуну, что весь твой дом разлетится!

Но Ниф-Ниф от страха ничего уже не мог ответить.

Тогда волк начал дуть: «Ф-ф-ф-у-у-у!».

С крыши дома слетали соломинки, стены дома тряслись.

Волк еще раз глубоко вздохнул и дунул во второй раз: «Ф-ф-ф-у-у-у!». Когда волк дунул в третий раз, дом разлетелся во все стороны, как будто на него налетел ураган. Волк щелкнул зубами перед самым пятачком маленького поросенка. Но Ниф-Ниф ловко увернулся и бросился бежать. Через минуту он был уже у двери Нуф-Нуфа.

Едва успели братья запереться, как услышали голос волка:

— Ну, теперь я съем вас обоих!

Ниф-Ниф и Нуф-Нуф испуганно поглядели друг на друга. Но волк очень устал и потому решил пойти на хитрость.

— Я передумал! — сказал он так громко, чтобы его услышали в домике. — Я не буду есть этих худосочных поросят! Я лучше пойду домой!

— Ты слышал? — спросил Ниф-Ниф у Нуф-Нуфа. — Он сказал, что не будет нас есть! Мы худосочные!

— Это очень хорошо! — сказал Нуф-Нуф и сразу перестал дрожать.

Братьям стало весело, и они запели как ни в чем не бывало:

Нам не страшен серый волк,
Серый волк, серый волк!
Где ты ходишь, глупый волк,
Старый волк, страшный волк?

А волк и не думал никуда уходить. Он просто отошел в сторонку и притаился. Ему было очень смешно. Он с трудом сдерживал себя, чтобы не расхохотаться. Как ловко он обманул двух глупых, маленьких поросят!
Когда поросята совсем успокоились, волк взял овечью шкуру и осторожно подкрался к дому. У дверей он накрылся шкурой и тихо постучал.

Ниф-Ниф и Нуф-Нуф очень испугались, когда услышали стук.

— Кто там? — спросили они, и у них снова затряслись хвостики.

— Это я-я-я — бедная маленькая овечка! — тонким, чужим голосом пропищал волк. — Пустите меня переночевать, я отбилась от стада и очень устала!

— Пустить? — спросил брата добрый Ниф-Ниф.

— Овечку можно пустить! — согласился Нуф-Нуф. — Овечка не волк!

Но когда поросята приоткрыли дверь, они увидели не овечку, а все того же зубастого волка. Братья захлопнули дверь и изо всех сил налегли на нее, чтобы страшный зверь не смог к ним ворваться.

Волк очень рассердился. Ему не удалось перехитрить поросят! Он сбросил с себя овечью шкуру и зарычал:

— Ну, погодите же! От этого дома сейчас ничего не останется!
И он принялся дуть. Дом немного покосился. Волк дунул второй, потом третий, потом четвертый раз.

С крыши слетали листья, стены дрожали, но дом все еще стоял.

И только когда волк дунул в пятый раз, дом зашатался и развалился. Одна только дверь некоторое время еще стояла посреди развалин.

В ужасе бросились поросята бежать. От страха у них отнимались ноги, каждая щетинка дрожала, носы пересохли. Братья мчались к дому Наф-Нафа.

Волк нагонял их огромными скачками.

Один раз он чуть не схватил Ниф-Нифа за заднюю ножку, но тот вовремя отдернул ее и прибавил ходу.

Волк тоже поднажал. Он был уверен, что на этот раз поросята от него не убегут.
Но ему опять не повезло.

Поросята быстро промчались мимо большой яблони, даже не задев ее. А волк не успел свернуть и налетел на яблоню, которая осыпала его яблоками.

Одно твердое яблоко ударило его между глаз. Большая шишка вскочила у волка на лбу.

А Ниф-Ниф и Нуф-Нуф ни живы ни мертвы подбежали в это время к дому Наф-Нафа.

Брат быстро впустил их в дом. Бедные поросята были так напуганы, что ничего не могли сказать. Они молча бросились под кровать и там притаились. Наф-Наф сразу догадался, что за ними гнался волк. Но ему нечего было бояться в своем каменном доме. Он быстро закрыл дверь на засов, сам сел на табуреточку и громко запел:

Никакой на свете зверь,
Хитрый зверь, страшный зверь,
Не откроет эту дверь,
Эту дверь, эту дверь!
Но тут как раз постучали в дверь.

 

— Кто стучит? — спокойным голосом спросил Наф-Наф.

— Открывай без разговоров! — раздался грубый голос волка.

— Как бы не так! И не подумаю! — твердым голосом ответил Наф-Наф.

— Ах так! Ну, держитесь! Теперь я съем всех троих!

— Попробуй! — ответил из-за двери Наф-Наф, даже не привстав со своей табуреточки. Он знал, что ему и братьям нечего бояться в прочном каменном доме.

Тогда волк втянул в себя побольше воздуха и дунул, как только мог! Но, сколько бы он ни дул, ни один даже самый маленький камень не сдвинулся с места.

Волк посинел от натуги.

Дом стоял как крепость. Тогда волк стал трясти дверь. Но дверь тоже не поддавалась.

Волк стал от злости царапать когтями стены дома и грызть камни, из которых они были сложены, но он только обломал себе когти и испортил зубы. Голодному и злому волку ничего не оставалось делать, как убираться восвояси.

Но тут он поднял голову и вдруг заметил большую, широкую трубу на крыше.

— Ага! Вот через эту трубу я и проберусь в дом! — обрадовался волк.

Он осторожно влез на крышу и прислушался. В доме было тихо.

«Я все-таки закушу сегодня свежей поросятинкой», — подумал волк и, облизнувшись, полез в трубу.

Но, как только он стал спускаться по трубе, поросята услышали шорох.

А когда на крышку котла стала сыпаться сажа, умный Наф-Наф сразу догадался, в чем дело.

Он быстро бросился к котлу, в котором на огне кипела вода, и сорвал с него крышку.

— Милости просим! — сказал Наф-Наф и подмигнул своим братьям.

Ниф-Ниф и Нуф-Нуф уже совсем успокоились и, счастливо улыбаясь, смотрели на своего умного и храброго брата.

Поросятам не пришлось долго ждать. Черный, как трубочист, волк бултыхнулся прямо в кипяток.

Никогда еще ему не было так больно!

Глаза у него вылезли на лоб, вся шерсть поднялась дыбом.

С диким ревом ошпаренный волк вылетел в трубу обратно на крышу, скатился по ней на землю, перекувырнулся четыре раза через голову, проехался на своем хвосте мимо запертой двери и бросился в лес.

А три брата, три маленьких поросенка, глядели ему вслед и радовались, что они так ловко проучили злого разбойника.

А потом они запели свою веселую песенку:
Хоть полсвета обойдешь,
Обойдешь, обойдешь,
Лучше дома не найдешь,
Не найдешь, не найдешь!
Никакой на свете зверь,
Хитрый зверь, страшный зверь,
Не откроет эту дверь,
Эту дверь, эту дверь!
Волк из леса никогда,
Никогда, никогда,
Не вернется к нам сюда,
К нам сюда, к нам сюда!
С этих пор братья стали жить вместе, под одной крышей.
Вот и все, что мы знаем про трех маленьких поросят — Ниф-Нифа, Нуф-Нуфа и Наф-Нафа.

nukadeti.ru

Сказка Три поросенка Сергей Михалков текст с картинками

Сергей Михалков
Сказка Три поросенка краткое содержание:

Сказку «Три поросенка» очень любят дети. Она о том, как трое поросят решили построить домики на зиму. Один построил домик из соломы, второй из веток, а третий из камня. Однажды пришел голодный волк и разрушил соломенный домик и из веток. Только в домике из камня трем поросятам удалось спастись от волка.

Эта сказка учит тому, что всякую работу нужно делать добросовестно и не лениться. Если бы все поросята построили прочные домики, то не пришлось спасаться от волка. Также сказка учит, что нужно помогать своим близким.

Сказка Три поросенка читать:

Жили-были на свете три поросенка. Три брата. Все одинакового роста, кругленькие, розовые, с одинаковыми веселыми хвостиками. Даже имена у них были похожи. Звали поросят: Ниф-Ниф, Нуф-Нуф и Наф-Наф.

Все лето поросята кувыркались в зеленой траве, грелись на солнышке, нежились в лужах. Но вот наступила осень.

— Пора нам подумать о зиме, — сказал как-то Наф-Наф своим братьям, проснувшись рано утром. — Я весь дрожу от холода. Давайте построим дом и будем зимовать вместе под одной теплой крышей.

Но его братья не хотели браться за работу.

— Успеется! До зимы еще далеко. Мы еще погуляем, — сказал Ниф-Ниф и перекувырнулся через голову.

— Когда нужно будет, я сам построю себе дом, — сказал Нуф-Нуф и лег в лужу.

— Я тоже, — добавил Ниф-Ниф.

— Ну, как хотите. Тогда я буду один строить себе дом, — сказал Наф-Наф.

Ниф-Ниф и Нуф-Нуф не торопились. Они только и делали, что играли в свои поросячьи игры, прыгали и кувыркались.

— Сегодня мы еще погуляем, — говорили они, — а завтра с утра возьмемся за дело.

Но и на следующий день они говорили то же самое.

С каждым днем становилось всё холоднее и холоднее. И только тогда, когда большая лужа у дороги стала по утрам покрываться тоненькой корочкой льда, ленивые братья взялись наконец за работу.

Ниф-Ниф решил, что проще и скорее всего смастерить дом из соломы. Ни с кем не посоветовавшись, он так и сделал. Уже к вечеру его хижина была готова. Ниф-Ниф положил на крышу последнюю соломинку и, очень довольный своим домиком, весело запел:

Хоть полсвета обойдешь,
Обойдешь, обойдешь,
Лучше дома не найдешь,
Не найдешь, не найдешь!

Напевая эту песенку, он направился к Нуф-Нуфу. Нуф-Нуф невдалеке тоже строил себе домик. Он старался скорее покончить с этим скучным и неинтересным делом. Сначала, так же как и брат, он хотел построить себе дом из соломы. Но потом решил, что в таком доме зимой будет очень холодно. Дом будет прочнее и теплее, если его построить из веток и тонких прутьев. Так он и сделал. Он вбил в землю колья, переплел их прутьями, на крышу навалил сухих листьев, и к вечеру дом был готов. Нуф-Нуф с гордостью обошел его несколько раз кругом и запел:

У меня хороший дом,
Новый дом, прочный дом,
Мне не страшен дождь и гром,
Дождь и гром, дождь и гром!

Не успел он закончить песенку, как из-за куста выбежал Ниф-Ниф.

— Ну, вот и твой дом готов! — сказал Ниф-Ниф брату. — Я говорил, что мы быстро справимся с этим делом! Теперь мы свободны и можем делать все, что нам вздумается!

— Пойдем к Наф-Нафу и посмотрим, какой он себе выстроил дом! – сказал Нуф-Нуф. — Что-то мы его давно не видели!

— Пойдем посмотрим! — согласился Ниф-Ниф.

Наф-Наф вот уже несколько дней был занят постройкой. Он натаскал камней, намесил глины и теперь не спеша строил себе надежный, прочный дом, в котором можно было бы укрыться от ветра, дождя и мороза. Он сделал в доме тяжелую дубовую дверь с засовом, чтобы волк из соседнего леса не мог к нему забраться.

Ниф-Ниф и Нуф-Нуф застали брата за работой.

— Что ты строишь? — в один голос закричали удивленные Ниф-Ниф и Нуф-Нуф. — Что это, дом для поросенка или крепость?

— Дом поросенка должен быть крепостью! — спокойно ответил им Наф-Наф, продолжая работать.

— Не собираешься ли ты с кем-нибудь воевать? — весело прохрюкал Ниф-Ниф и подмигнул Нуф-Нуфу. И оба брата так развеселились, что их визг и хрюканье разнеслись далеко по лужайке. А Наф-Наф как ни в чем не бывало продолжал класть каменную стену своего дома, мурлыча себе под нос песенку:

Никакой на свете зверь,
Не ворвется в эту дверь
Хитрый, страшный, страшный зверь,
Не ворвется в эту дверь!

Я, конечно, всех умней,
Всех умней, всех умней!
Дом я строю из камней,
Из камней, из камней!

— Это он про какого зверя? — спросил Ниф-Ниф у Нуф-Нуфа.

— Это ты про какого зверя? — спросил Нуф-Нуф у Наф-Нафа.

— Это я про волка! — ответил Наф-Наф и уложил еще один камень.

— Посмотрите, как он боится волка! — сказал Ниф-Ниф.

— Какие здесь могут быть волки? — сказал Ниф-Ниф.

— Никаких волков нет! Он просто трус! — добавил Нуф-Нуф.

И оба они начали приплясывать и петь:

Нам не страшен серый волк,
Серый волк, серый волк!
Где ты ходишь, глупый волк,
Старый волк, страшный волк?

Они хотели подразнить Наф-Нафа, но тот даже не обернулся.

— Пойдем, Нуф-Нуф, — сказал тогда Ниф-Ниф. — Нам тут нечего делать!

И два храбрых братца пошли гулять. По дороге они пели и плясали, а когда вошли в лес, то так расшумелись, что разбудили волка, который спал под сосной.

— Что за шум? — недовольно проворчал злой и голодный волк и поскакал к тому месту, откуда доносились визг и хрюканье двух маленьких, глупых поросят.

— Ну, какие тут могут быть волки! — говорил в это время Ниф-Ниф, который волков видел только на картинках.

— Вот мы схватим его за нос, будет знать! — добавил Нуф-Нуф, который тоже никогда не видел живого волка.

— Повалим, да еще свяжем, да еще ногой вот так, вот так! – расхвастался Ниф-Ниф.

И вдруг они увидели настоящего живого волка! Он стоял за большим деревом, и у него был такой страшный вид, такие злые глаза и такая зубастая пасть, что у Ниф-Нифа и Нуф-Нуфа по спинкам пробежал холодок и тонкие хвостики мелко-мелко задрожали. Бедные поросята не могли даже пошевельнуться от страха.

Волк приготовился к прыжку, щелкнул зубами, моргнул правым глазом, но поросята вдруг опомнились и, визжа на весь лес, бросились наутек. Никогда еще не приходилось им так быстро бегать! Сверкая пятками и поднимая тучи пыли, они неслись каждый к своему дому.

Ниф-Ниф первый добежал до своей соломенной хижины и едва успел захлопнуть дверь перед самым носом волка.

— Сейчас же отопри дверь! — прорычал волк. — А не то я ее выломаю!

— Нет, — прохрюкал Ниф-Ниф, — я не отопру!

За дверью было слышно дыхание страшного зверя.

— Сейчас же отопри дверь! — прорычал опять волк. — А не то я так дуну, что весь твой дом разлетится!

Но Ниф-Ниф от страха ничего уже не мог ответить.

Тогда волк начал дуть: «Ф-ф-ф-у-у-у!» С крыши дома слетали соломинки, стены дома тряслись. Волк еще раз глубоко вздохнул и дунул во второй раз: «Ф-ф-ф-у-у-у!». Когда волк дунул в третий раз, дом разлетелся во все стороны, как будто на него налетел ураган. Волк щелкнул зубами перед самым пятачком маленького поросенка, но Ниф-Ниф ловко увернулся и бросился бежать. Через минуту он был уже у двери Нуф-Нуфа.

Едва успели братья запереться, как услышали голос волка:

— Ну, теперь я съем вас обоих!

Ниф-Ниф и Нуф-Нуф испуганно поглядели друг на друга. Но волк очень устал и потому решил пойти на хитрость.

— Я передумал! — сказал он так громко, чтобы его услышали в домике. – Я не буду есть этих худосочных поросят! Я пойду домой!

— Ты слышал? — спросил Ниф-Ниф у Нуф-Нуфа. — Он сказал, что не будет нас есть! Мы худосочные!

— Это очень хорошо! — сказал Нуф-Нуф и сразу перестал дрожать.

Братьям стало весело, и они запели как ни в чем не бывало:

Нам не страшен серый волк,
Серый волк, серый волк!
Где ты ходишь, глупый волк,
Старый волк, страшный волк?

А волк и не думал уходить. Он просто отошел в сторонку и притаился. Он с трудом сдерживал себя, чтобы не расхохотаться.

— Как ловко я обманул двух глупых, маленьких поросят!

Когда поросята совсем успокоились, волк взял овечью шкуру и осторожно подкрался к дому. У дверей он накрылся шкурой и тихо постучал.

Ниф-Ниф и Нуф-Нуф очень испугались.

— Кто там? — спросили они, и у них снова затряслись хвостики.

— Это я, бедная маленькая овечка! — тонким, чужим голосом пропищал волк. — Пустите меня переночевать, я отбилась от стада и очень-очень устала!

— Овечку можно пустить! — согласился Нуф-Нуф. — Овечка не волк!

Но когда поросята приоткрыли дверь, они увидели не овечку, а все того же зубастого волка. Братья захлопнули дверь и изо всех сил налегли на нее, чтобы страшный зверь не смог к ним ворваться.

Волк очень рассердился. Ему не удалось перехитрить поросят! Он сбросил с себя овечью шкуру и зарычал:

— Ну, погодите же! От этого дома сейчас ничего не останется!

И он принялся дуть. Дом немного покосился. Волк дунул второй, потом третий, потом четвертый раз. С крыши слетали листья, стены дрожали, но дом все еще стоял. И, только когда волк дунул в пятый раз, дом зашатался и развалился. Одна только дверь некоторое время еще стояла посреди развалин. В ужасе бросились поросята бежать. От страха у них отнимались ноги, каждая щетинка дрожала, носы пересохли. Братья мчались к дому Наф-Нафа.

Волк нагонял их огромными скачками. Один раз он чуть не схватил Ниф-Нифа за заднюю ножку, но тот вовремя отдернул ее и прибавил ходу.

Волк тоже поднажал. Он был уверен, что на этот раз поросята от него не убегут. Но ему опять не повезло. Поросята быстро промчались мимо большой яблони, даже не задев ее. А волк не успел свернуть и налетел на яблоню, которая осыпала его яблоками. Одно твердое яблоко ударило его между глаз. Большая шишка вскочила у волка на лбу.

А Ниф-Ниф и Нуф-Нуф ни живы ни мертвы подбежали в это время к дому Наф-Нафа. Брат впустил их в дом и быстро закрыл дверь на засов. Бедные поросята были так напуганы, что ничего не могли сказать. Они молча бросились под кровать и там притаились.

Наф-Наф сразу догадался, что за ними гнался волк. Но ему нечего было бояться в своем каменном доме. Он быстро закрыл дверь на засов, сел на табуреточку и запел:

Никакой на свете зверь,
Хитрый зверь, страшный зверь,
Не откроет эту дверь,
Эту дверь, эту дверь!

Но тут как раз постучали в дверь.

— Открывай без разговоров! — раздался грубый голос волка.

— Как бы не так! И не подумаем! — твердым голосом ответил Наф-Наф.

— Ах, так! Ну, держитесь! Теперь я съем всех троих!

— Попробуй! — ответил из-за двери Наф-Наф, даже не привстав со своей табуреточки. Он знал, что ему и братьям нечего бояться в прочном каменном доме. Тогда волк втянул в себя побольше воздуха и дунул, как только мог! Но, сколько бы он ни дул, ни один даже самый маленький камень не сдвинулся с места. Волк посинел от натуги. Дом стоял как крепость. Тогда волк стал трясти дверь. Но дверь тоже не поддавалась. Волк стал от злости царапать когтями стены дома и грызть камни, из которых они были сложены, но он только обломал себе когти и испортил зубы. Голодному и злому волку ничего не оставалось делать, как убираться восвояси.

Но тут он поднял голову и вдруг заметил большую, широкую трубу на крыше.

— Ага! Вот через эту трубу я и проберусь в дом! — обрадовался волк.

Он осторожно влез на крышу и прислушался. В доме было тихо. Я все-таки закушу сегодня свежей поросятинкой! — подумал волк и, облизнувшись, полез в трубу.

Но, как только он стал спускаться по трубе, поросята услышали шорох. А когда на крышу котла стала сыпаться сажа, умный Наф-Наф сразу догадался, в чем дело. Он быстро бросился к котлу, в котором на огне кипела вода, и сорвал с него крышку.

— Милости просим! — сказал Наф-Наф и подмигнул своим братьям.

Поросятам не пришлось долго ждать. Черный, как трубочист, волк бултыхнулся прямо в котел. Глаза у него вылезли на лоб, вся шерсть поднялась дыбом. С диким ревом ошпаренный волк вылетел обратно на крышу, скатился по ней на землю, перекувырнулся четыре раза через голову, и бросился в лес.

А три брата, три маленьких поросенка, глядели ему вслед и радовались, что они так ловко проучили злого разбойника.

Никакой на свете зверь,
Не откроет эту дверь,
Хитрый, страшный, страшный зверь,
Не откроет эту дверь!

Хоть полсвета обойдешь,
Обойдешь, обойдешь,
Лучше дома не найдешь,
Не найдешь, не найдешь!

Волк из леса никогда,
Никогда, никогда
Не вернется к нам сюда,
К нам сюда, к нам сюда!

С этих пор братья стали жить вместе, под одной крышей.

kinderbox.ru

Три поросёнка сказка. Читать онлайн с картинками-раскрасками

Сказка «Три поросёнка» пришла к нам от англичан и стала одной из самых популярных детских сказок. В оригинальной версии у них нет имён. Ниф-Нифа, Нуф-Нуфа и Наф-Нафа мы узнали благодаря переводу Сергея Михалкова, который так назвал поросят. Они строят себе дома и спасаются от голодного волка.

Текст сказки «Три поросенка»

Три поросенка Ниф-Ниф, Нуф-Нуф и Наф-Наф пошли бродить по белу свету. Всё лето они бегали по полям и лесам, веселились и играли.

Поросята легко находили новых друзей. Но беззаботная пора прошла вместе с летом, и все вернулись к своим делам.

Три поросенка с грустью поняли, что нужно работать, как все, чтобы холодной зимой не остаться без крова. Поросята стали советоваться, какой дом им построить. Самый наивный из поросят — Ниф-Ниф — решил построить жилище из травы и соломы.

— Мой дом будет готов за один день, — сказал он братьям.

— Он будет непрочный, — покачали они головой в ответ.

Второй поросенок, Нуф-Нуф, был немного смышлёней. Он пошел искать доски и — тук-тук-тук — за пару дней сколотил себе деревянный домик.

Но дом из дерева не понравился третьему поросенку. Наф-Наф сказал:

— Так дома не строят. Надо построить такой дом, чтобы он защитил от ветра, от дождя и снега, а самое главное — от волка.

Дни шли, дом мудрого Наф-Нафа кирпич за кирпичом становился больше и надёжнее.

Братья посмеивались:

— Ну что ты так много работаешь? Разве тебе не хочется поиграть с нами?

Но поросенок не обращал внимания на их упрёки и продолжал:

— Сначала построю дом, а потом уже можно и поиграть.

Именно Наф-Наф, самый умный из трех поросят, заметил следы огромного волка. Встревоженные поросята спрятались по своим домам. Вскоре появился голодный волк и свирепо уставился на соломенный домишко Ниф-Нифа.

— Выходи, поговорим! — приказал волк, и у него уже потекли слюнки в предвкушении обеда.

— Я предпочитаю остаться здесь, — ответил, дрожа от страха,  Ниф-Ниф.

— Я заставлю тебя выйти! — крикнул волк и изо всех сил подул на домик.

Соломенный дом развалился. Волк не заметил, как поросенок выскользнул из-под кучи соломы и убежал в деревянный домик Нуф-Нуфа. Когда злой волк увидел, что поросенок убегает, то заорал страшным  голосом:

— А ну иди сюда!

Он думал, что поросенок остановится, но тот уже зашмыгнул в дом своего брата. Нуф-Нуф встретил его, дрожа как осиновый лист:

— Надеюсь, что мой домик выдержит! Давай мы оба подопрем дверь, тогда волк не сможет ворваться к нам!

Хитрый волк был уже возле двери их домика и всё слышал. Предвкушая двойную добычу, он начал колотить в дверь:

— Откройте, откройте, мне надо с вами поговорить!

Двое братишек плакали от ужаса, но старались удержать дверь. Тогда разъяренный волк поднатужился, раздул грудь и… фу-у-ух… сдул деревянный домик.

Он рухнул, как карточный. К счастью, мудрый Наф-Наф, который все видел из окна своего кирпичного дома, быстро открыл дверь и впустил убегавших от волка братьев.

Едва поросята успели заскочить в дом, волк уже ломился в дверь. На этот раз волк домик оказался более прочным, чем предыдущие.

 

Волк подул раз, подул второй и третий, но все напрасно. Домик стоял по-прежнему. Обессиленный волк решил пойти на хитрость. Рядом стояла лестница, он решил залезть на крышу и пробраться в дом через дымовую трубу.

Мудрый Наф-Наф всё видел и шепнул своим братьям:

— Быстро разводите огонь!

В это время волк, засунув лапы в трубу, раздумывал, стоит ли ему спускаться в такую черноту. Залезть туда было непросто, но он был слишком голоден и уж очень аппетитно звучали доносившиеся снизу поросячьи голоса.

— Умираю от голода! Попробую все-таки спуститься! — и он прыгнул вниз.

Волк плюхнулся прямо в горящий очаг. Огонь охватил волчью шерсть, хвост превратился в дымящийся факел. Но на это ещё не конец. Мудрый поросенок крикнул:

— Бейте его, да посильней!

Волка избили, а затем выбросили за дверь.

— Никогда! Никогда больше не буду лазить по трубам! — кричал волк, пытаясь погасить свой пылающий хвост. Он убежал далеко-далеко от этого злополучного дома. А счастливые поросята вышли во двор и начали танцевать, припевая:

— Тра-ля-ля! Волк не вернется  никогда!

С этого страшного дня, Ниф-Ниф и Нуф-Нуф тоже взялись за работу. Вскоре к кирпичному дому прибавилось два других. Однажды волк забрел в те места, но как только увидел три трубы, то сразу вспомнил боль в обожженном хвосте, и больше там никогда не появлялся.

Вот тогда умный Наф-Наф сказал:

— А теперь хватит работать! Пойдем играть!

domik3.ru